Синьор инженер

А с виду добродушный старикан этот синьор Лючано Момбелли… Он садится за руль Ferrari 360 Modena, выезжает на оживленную городскую улицу, возвращается через пятнадцать минут, не без изящества покидает кокпит этой богини и подходит к нам. «Да, машина в отличном состоянии», – говорит он на итальянском. – Единственное, что портит впечатление: похоже, в правом переднем амортизаторе есть немного воздуха. Его можно прокачать, если долго ехать по шоссе и менять настройки подвески. А так все нормально». И никто не удивится тому, как он это почувствовал, едва попав внутрь машины. Все знают: перед ними инженер с завода Ferrari c тридцатидвухлетним стажем. И каждый догадывается: если даже муха нагадит на передний спойлер, он почувствует, как изменения в аэродинамике сказались на разгонной динамике.

И после того как через его руки прошло несколько машин московского клуба «Феррари», он любезно согласился дать нам интервью.

«Колеса»: Что привело Вас в компанию «Феррари»?

Л.М.: На самом деле моей первой работой была должность на заводе компании «Альфа-Ромео». Я занимался исключительно двигателями гоночных версий этих автомобилей, и в один прекрасный день 32 года назад мне предложили перейти на завод в Маранелло. Я согласился – кто из итальянцев не мечтает об этом? Кстати, если бы не тесные связи между «Фиатом» и «Феррари», этот переход мог и не состояться…

«Колеса»: Вы продолжали заниматься двигателями?

Л.М.: Нет, с этого момента мне пришлось работать со всем автомобилем сразу – кроме, естественно, дизайна. Ребята из ателье «Пининфарина» и так отлично справлялись со своей работой.

«Колеса»: В чем Вы видите основное отличие «Феррари» от других производителей суперкаров?

Л.М.: Все просто – с технологической точки зрения автомобили этой компании опережают своих конкурентов лет на десять. Ну или около того.

«Колеса»: И что, даже никого нельзя и рядом поставить?

Л.М.: Нет, почему же – Porsche Carrera GT2 или Dodge Viper тоже неплохо продуманные с технологической стороны машины, а Bentley и Bugatti обладают богатой историей, но все же «Феррари» остается единоличным лидером в этом секторе рынка. Просто благодаря тому, что может гениально сочетать все необходимое для успеха. Но мир быстро меняется – завтра даже «Ауди» сможет наверняка выдать что-нибудь незабываемое. Именно поэтому все, кто работает на «Феррари», чувствуют себя в осаде – весь мир против ребят из Маранелло.

«Колеса»: Насколько жесткий отбор проходят работники заводов компании?

Л.М.: Очень жесткий. Существует долгий и тщательный подготовительный период, через который проходят все, кончая последним подмастерьем с гайковертом, и именно это помогает отделить зерна от плевел. Вещь, которую я ценю в работнике, – это хороший слух. Мне важно не столько образование, сколько то, как человек «чувствует» двигатель. Никакое образование не даст этого, здесь все основывается на чувствительности. В первую очередь я смотрю на то, куда новичок прикладывает свои руки. Может ли он определить неисправность внутри мотора своими пальцами? Почувствовать ее снаружи, не разбирая агрегата? Это великий дар на самом деле, немногие владеют им. Но при этом он, безусловно, должен обладать достаточной квалификацией для работы со всеми компьютерными системами – их в последнее время появилось уж слишком много.

«Колеса»: Что больше всего нравилось Вам в Вашей работе?

Л.М.: Без сомнения, работать с двигателями моей компании. Это просто произведения искусства. Их форма завораживает – взять, к примеру, 12-цилиндровый оппозитный мотор с «Тестароссы». Где вы еще сейчас найдете такое?

«Колеса»: Насколько с годами «Феррари» прогрессирует в отношении техники?

Л.М.: Прогресс очевиден в отношении тех материалов, из которых сейчас делаются двигатели и сами кузова автомобилей. Мне больше всегда нравится то, как уменьшается вес и размер поршней и других ключевых деталей мотора. Ход, диаметр поршня – эти величины постоянно изменяются. Кроме того, компанией вкладывается масса средств в научные исследования и многочисленные тестовые программы. Если раньше наши моторы считались гениальными, но ненадежными, то сейчас ситуация изменилась – посмотрите на моторы в «Формуле-1″. Может сгореть «Уильямс», взорваться двигатель у «Мак-Ларена», но мотор «Феррари» всегда закончит гонку. И почти всегда – на первом месте. Гениальности-то мы не утратили.

«Колеса»: С кем из гениальных конструкторов прошлого Вам хотелось бы поработать?

Л.М.: Об этих господах все слышали: Бугатти, Мазерати, Абарт…

«Колеса»: Какой автомобиль Вы используете для повседневной езды?

Л.М.: Даже имея в своем гараже Ferrari Testarossa, я езжу на турбодизельном Mercedes-Benz E-class. Это своего рода дань надежности немецкой марки – за все время эксплуатации этот автомобиль не подвел меня ни разу.

«Колеса»: Ваш автомобиль-мечта?

Л.М.: Здесь все просто – Ferrari F40.

«Колеса»: Это самый совершенный, на Ваш взгляд, автомобиль марки?

Л.М.: Нет, таким, пожалуй, будет модель GTO. А из последних, конечно же, Ferrari Enzo.

«Колеса»: Назовите причину, по которой бы Вы никогда не стали работать на Porsche?

Л.М.: На самом деле я свято верю в то, что немецкие суперкары лучше итальянских. Правда, их автомобили могут быть технологичней, надежней, но у них никогда не будет самого главного – духа марки, которым в машинах «Ферарри» пропитано все. Очень многие производители копировали наши решения, но передать чувства, которые получаешь, садясь за руль автомобиля из Маранелло, им никогда не удавалось. Чувства – вещь особенная.

«Колеса»: Этот самый дух выражен в какой-то фразе, которую знает каждый работник?

Л.М.: Нет, но каждый знает, что мы лучше всех.
Московский «Феррари» клубВ Москве как в сказке, где все наоборот. Самые дорогие машины столицы обслуживаются не в пафосных сервис-центрах из стекла и бетона, а в довольно обычном боксе. Директор клуба неравнодушен к автоспорту, но родное для марки  «кольцо» ценит меньше любимого трека…Что, впрочем, не мешает Аркадию Жаркову и его сервисменам с удовольствием и профессионализмом обслуживать большинство официально зарегистрированных в Москве «итальянок». А в качестве специальных мероприятий устраивать для своих клиентов акции с привлечением представителей из Маранелло.